страхование Военная ипотека: на какое жилье может рассчитывать офицер
инвестиции Как оспорить кадастровую стоимость земли или недвижимости Переоценка обычно целесообразна для коммерческих объектов
кредиты Уже не страшно Новые санкции США не несут ущерба экономике РФ
О чем пишут | Налоги | Налог на убавленную стоимость
Поиск
везде
в новостях
в аналитике
в справочнике
Версия для печатиОтправить материал по почте

Налог на убавленную стоимость

В Мосгорсуде вчера началось слушание одного из громких коррупционных дел, фигурантами которого являются замначальника управления кредитных организаций Федеральной налоговой службы (ФНС) Олег Алексеев и ведущий юрисконсульт юридического управления Московского главного территориального управления (МГТУ) ЦБ РФ Алексей Мишин. Моспрокуратура обвиняет их в вымогательстве у председателя совета директоров банка "Российский капитал" Алексея Иващенко взятки в размере $5,3 млн за снятие налоговых претензий. Подсудимые своей вины не признают.

Как следует из материалов 15-томного уголовного дела, коррупционный скандал, в который оказались вовлечены высокопоставленный сотрудник ФНС и юрист МГТУ ЦБ, начался в 2004 году. Тогда налоговики предъявили руководству "Российского капитала" претензии на 2 млрд руб. ($75 млн по тогдашнему курсу) – за неуплату налога на добавленную стоимость при проведении операций с драгметаллами. Аналогичные претензии предъявлялись еще десяти банкам, но позже они были сняты.

Представители "Российского капитала" оспорили действия налоговиков в арбитраже, но проиграли процесс. После этого на председателя совета директоров банка Алексея Иващенко вышли Олег Алексеев и Алексей Мишин. В середине сентября 2005 года на встрече в гостинице "Балчуг Кемпински" они предложили за вознаграждение $5,3 млн направить из ФНС в Минфин запрос о том, кто из участников рынка драгметаллов – покупатели или продавцы – должен платить казне налоги. Разъяснения, сказал господин Алексеев банкиру Иващенко, будут в пользу "Российского капитала" и налоговые претензии придется снять. Неоднократные попытки руководителя "Российского капитала" сбить цену не увенчались успехом. Алексеев и Мишин объяснили банкиру, что из названной суммы $1 млн получит господин Алексеев за организацию запроса в Минфин, $2,5 млн – один из заместителей министра финансов (его имя не называлось) и $1,8 млн – руководство ФНС.

Банкир Иващенко обратился в ФСБ. В октябре 2005 года переговоры между банкиром и вымогателями завершились. Договорились, что деньги будут выплачиваться частями: $1 млн – когда запрос из ФНС уйдет в Минфин, $2,5 млн – как только положительный ответ придет из министерства. А остальные деньги – когда ФНС откажется от претензий к банку.

17 октября господа Алексеев, Мишин и Иващенко вновь встретились в гостинице "Балчуг". В руках банкира был пластиковый кейс с $1 млн (общий вес 10 кг), который чиновник ФНС Алексеев, когда они сели за столик, попросил передвинуть ногой к нему поближе.

Однако операция чуть было не провалилась: Олег Алексеев заподозрил, что двое сидящих за соседним столиком – сотрудники ФСБ. "Нас, кажется, пишут",– сказал он и предложил пересесть за другой столик. Примерно через час из "Балчуга" ушел Алексей Мишин, затем – банкир Иващенко. А когда к дверям с деньгами направился замначальника управления ФНС, к нему подошли сотрудники ФСБ. В тот же день Олега Алексеева доставили в Мосгорпрокуратуру, а потом в Лефортовский СИЗО. На следующий день ему предъявили обвинение по ч. 4 ст. 290 ("Получении взятки группой лиц по предварительному сговору в особо крупном размере").

На следующий день были проведены обыски у Алексея Мишина. Дома у него ничего криминального не нашли, но на работе в столе обнаружили больше $1 млн, о происхождении которых он ничего вразумительного сказать не мог. Кроме того, следователи заинтересовались квартирами, документы на которые были найдены у господина Мишина. Оказалось, что у 26-летнего юрисконсульта была трехкомнатная квартира на Рублевке, двухкомнатная в Крылатском и еще одна двухкомнатная на Ленинском проспекте. Ее, как считает следствие, Алексей Мишин незаконно получил в августе 2004 года: он ввел руководство МГТУ ЦБ в заблуждение, написав заявление о том, что нуждается в улучшении жилищных условий, поскольку не имеет собственного жилья. Поэтому следствие помимо обвинения в получении взятки предъявило Алексею Мишину и обвинение в мошенничестве.

Интересно, что когда руководство Мосгорпрокуратуры обратилось к председателю ЦБ Сергею Игнатьеву, чтобы выяснить, признает ли возглавляемый им банк себя потерпевшим и готов ли предъявить гражданский иск к господину Мишину, то получило ответ, что от материальных претензий к своему сотруднику Центробанк отказывается.

Вчера Мосгорсуд по ходатайству Моспрокуратуры продлил сроки заключения обвиняемым еще на полгода. Слушание дела по существу было назначено на 30 января. По словам адвоката Алексея Мишина Ивана Мельникова, это дело ему представляется неоднозначным, однако он, выполняя требование своего доверителя, воздержится от комментариев до приговора. Такой же позиции придерживается и защита Олега Алексеева.

Во время следствия Алексей Мишин своей вины ни по одному из предъявленных ему обвинений не признал, сказав, что на встрече, во время которой была передана взятка, он оказался случайно. А обвиняемый Алексеев не отрицал того, что хотел получить деньги с банкира, но требовал, чтобы его действия были переквалифицированы с "получения взятки" на "покушение на мошенничество".

Юрий Сенаторов (КоммерсантЪ )
15:52 | 17 января 2007 г.
О проектеРекламаКарта сайта