страхование Военная ипотека: на какое жилье может рассчитывать офицер
инвестиции Как оспорить кадастровую стоимость земли или недвижимости Переоценка обычно целесообразна для коммерческих объектов
кредиты Уже не страшно Новые санкции США не несут ущерба экономике РФ
О чем пишут | Общество и политика | 
Поиск
везде
в новостях
в аналитике
в справочнике
Версия для печатиОтправить материал по почте

Недетские проблемы с детской литературой

Проблема детского чтения, а точнее, – НЕчтения, обсуждается в последние годы весьма активно. Социологические исследования показывают, что чтение как таковое становится в России все менее популярным.

По результатам прошлогоднего опроса ВЦИОМ, среднестатистический россиянин читает четыре книжки в месяц (в 1992 году было пять), но 30% респондентов признались, что книг практически не читают. На "круглом столе" "Привычка к чтенью не дана" приводили данные и другого опроса ВЦИОМ: выяснилось, что только 10% родителей регулярно читают книги своим детям-дошкольникам и 0,2% – школьникам. "Пора бить в набат и говорить о национальном бедствии", – задали тон беседе организаторы мероприятия. Впрочем, не все его участники согласились со столь катастрофической оценкой ситуации.

Почему детишки не читают книжки

– Последнее серьезное, не поверхностное, социологическое изучение читателя проводилось в нашей стране в начале 1970-х годов, – говорит заведующий кафедрой литературы и детского чтения Санкт-Петербургского государственного университета культуры и искусств Валентин Головин. – Поэтому утверждение, что дети сейчас совсем не читают, – миф. Просто читают они не то, что мы думаем. Понятие "детская читательская мода" появилось лишь 20 лет назад, а раньше в течение многих десятилетий мы ориентировались на "ядро детского чтения" – то есть на то, что читали бабушки мамам, мамы читали своим детям, дети – своим детям... Конечно, появлялись и новые книги, иногда хорошие, иногда нет, но в основном на 70 – 75% это был определенный круг чтения. Сейчас же юный читатель начинает выбирать книги, ориентируясь на другие авторитеты. И у взрослых есть определенная обида: они оказались в стороне от этого выбора...

Конечно, бабушкам и мамам хотелось бы, чтобы чадо зачитывалось если уж не русской классической литературой, то хотя бы хорошо знакомыми и любимыми ими Жюлем Верном, Майн Ридом, в конце концов Гайдаром. Детишки же обсуждают Гарри Поттера, Лемони Сникета и многое другое, что старшему поколению незнакомо и непонятно.

Впрочем, вряд ли стоит спорить с тем, что количество книг, читаемых юным поколением, уменьшилось. И удивляться тут нечему – процесс, можно сказать, исторически неизбежный. В нашем, советском, детстве книга была самым доступным источником знаний и развлечений. И у нее был единственный конкурент – телевизор с двумя телеканалами, на которых можно посмотреть раз в день "Спокойной ночи, малыши!", по выходным – "Будильник" и "АБВГДейка" и (о, счастье!) по пятницам "В гостях у сказки". Нынче вариантов, на что потратить свободное время, стало значительно больше: в телевизоре десятки каналов, в компьютере – безграничные просторы Интернета, есть игровые приставки, мобильные устройства и прочее, и прочее... У чтения появилось слишком много сильных конкурентов.

Так надо ли за него бороться? Безусловно. Потому что только чтение позволяет человеку развивать фантазию и воображение, становясь соавтором книги и превращая буквы в образы. Только чтение насыщает мозг литературной письменной речью, создавая базу, на которой вырастает чувство языка, позволяющее писать и говорить правильно, не зная или не помня правила из учебников. И только оно может служить противовесом "клиповому" сознанию, которое усердно формируют современные масс-медиа. Как же сделать так, чтобы чтение осталось в кругу интересов современных детей, а не школьной обязанностью прочитать только то, что задано, и ничего больше?

И почему родители их не покупают

– Моему сыну почти 16, и я по-прежнему читаю ему перед сном, – рассказывает детская писательница Анна Игнатова. – Да-да, до сих пор, – кивает она в ответ на вырвавшуюся у кого-то удивленную реплику. – Дети растут на примерах из жизни. В какой магазин вы пошли, в продуктовый или в книжный? Понятно, что в продуктовый надо, но, купив еду, зашли ли вы после в книжный магазин, чтобы купить пищу и для души?.. – И добавляет с печальной улыбкой: – Конечно, если деньги остались...

Увы, пища для души сейчас недешева. И экономическая составляющая в том, что читать стали меньше, тоже, безусловно, есть. Этой печальной теме посвятила свое выступление генеральный директор издательства "Детгиз" Алла Насонова:

– Средняя цена детской иллюстрированной книги "на один вечер чтения" составляет в магазине 300 рублей. А ребенку надо каждый день, как "в топку", книжки подкладывать. Много ли молодых семей могут себе это позволить?

Алла берет в руки книгу и рассказывает, из чего складывается ее цена.

– Себестоимость одного экземпляра такого издания 120 рублей, причем большая часть денег – затраты на типографские услуги и бумагу. Стоимость только одной бумаги выросла за последние десять лет в три раза – с 15 тысяч рублей за тонну до 45 тысяч! На реализацию в магазины издательство отдает книжку за 160 рублей, в магазинах делают свою наценку, которая составляет минимум 100%. Причем это ценообразование касается только двух столиц, потому что в регионах все еще дороже – с учетом затрат на доставку.

Каждый день на электронную почту издательства из разных уголков страны приходят письма такого примерно содержания, – продолжает она. – "Я – мать-одиночка, живу в Ростовской области. У меня двое детей, и пособия, к сожалению, не хватает даже на маргарин. Подарите, пожалуйста, хотя бы одну книжку моим детям". Читаю и содрогаюсь – как мать и как бабушка. Я готова каждому подарить-прислать, но тогда наш коллектив останется без зарплаты, а авторы – без гонораров, и без того мизерных. Знаете, в 1933 году "Детгиз" выпустил 180 наименований книг общим тиражом 8,5 миллиона экземпляров. Сейчас на 15 миллионов детей мы выпускаем какую-нибудь книгу тиражом 3 тысячи экземпляров и продаем ее потом по два года. Как думаете, почему: потому что не читают или не читают, потому что просто не могут приобрести?..

Государство не желает видеть проблему, не желает делить издательства на коммерческие, которые часто печатают литературу невысокого качества с плохими иллюстрациями, и, условно говоря, некоммерческие, которые держат марку российской культуры, работают над текстом, оформлением и так далее. Никто не хочет видеть разницу...

Увы, и читатель, приходя в магазин, эту разницу может не заметить. Приобретая ребенку новую книгу, родитель ориентируется в том числе и на цену. А она у низкопробных "шедевров", изобилующих опечатками и ошибками, потому что издательство экономит на оплате труда корректоров и редакторов, с компьютерными заливками вместо оригинальных рукотворных иллюстраций наверняка будет ниже. Вот только и польза от чтения такой литературы тоже сомнительная.

Решение проблемы экономической доступности детской литературы директор "Детгиза" видит в том, чтобы, во-первых, отменить налог на добавленную стоимость на всей цепочке производства и реализации детской литературы (кстати, до 2002 года так и было). Во-вторых, снизить стоимость бумаги "декретным" способом. И в-третьих, установить фиксированную наценку в магазинах. Ну и привлечь государственные ресурсы для рекламирования хороших детских книг.

Светлана ДМИТРИЕВА Санкт-Петербургские ведомости
31 октября 2012 г.

О проектеРекламаКарта сайта