страхование Военная ипотека: на какое жилье может рассчитывать офицер
инвестиции Как оспорить кадастровую стоимость земли или недвижимости Переоценка обычно целесообразна для коммерческих объектов
кредиты Citigroup: цена на нефть вырастет на 36%
Персонажи | Интервью | Вклады под прикрытием
Поиск
везде
в новостях
в аналитике
в справочнике
Версия для печатиОтправить материал по почте

Вклады под прикрытием

На прошлой неделе вступил в силу федеральный закон, увеличивающий сумму страхового возмещения по вкладам физических лиц в банках со 100 тысяч рублей до 190 тысяч рублей.

Его инициатором было Агентство по страхованию вкладов (АСВ). И, судя по всему, одним повышением суммы страхового возмещения дело не ограничится. Во-первых, еще около 200 банков остаются вне системы страхования вкладов, во-вторых, будут и совершенствоваться механизмы формирования страхового фонда, и повышаться ответственность банкиров за сохранность денег своих клиентов.

Что в этом направлении предполагает сделать и уже делает АСВ? С этим и другими вопросами "Российская бизнес-газета" побывала в гостях у генерального директора агентства Александра ТУРБАНОВА.

- Александр Владимирович, сумма возмещения по вкладам увеличивается, чем это вызвано?

- Когда мы выходили с инициативой увеличить размер страхового возмещения до 190 тысяч рублей, у нас было три основных ориентира.

Первый ориентир - социальный. Он означает, что нужно обеспечить соответствие размера страхового возмещения и уровня развития экономики. Оптимальный уровень страховки, согласно мировой практике, должен находиться в интервале от 1 до 2 долей ВВП на душу населения. Это значит, что сегодня размер страховки может быть в коридоре от 150 до 300 тысяч рублей.

Второй ориентир - соответствие целей и масштабов гарантирования вкладов. Напомню, что система страхования призвана защищать интересы массового вкладчика. Для этого мы оцениваем две составляющие - число полностью страхуемых вкладов и сумму нашей ответственности. С точки зрения числа вкладов система с самого начала вплотную приблизилась к 100 процентам. Таким образом, изменения данного показателя перестали быть информативными.

Поэтому основное внимание уделяется размеру страховой ответственности по сумме. Мы считаем, что он должен находиться на уровне половины всей суммы вкладов вне Сбербанка. Было бы странным, если бы он был близок ко всей сумме вкладов населения. При повышении страховки со 100 до 190 тысяч рублей данный показатель возрастет как раз оптимально - с 36 до 44 процентов.

Третий ориентир - финансовый. Размер фонда должен быть достаточен для покрытия рисков. Согласно нашим расчетам и с учетом мирового опыта он должен составлять не менее 5 процентов нашей страховой ответственности. На 1 июля 2006 года данный показатель составлял 5,8 процента. Это без учета Сбербанка, поскольку вероятность его банкротства в обозримой перспективе может быть принята равной нулю. Напомню, что в абсолютном выражении на сегодня фонд страхования вкладов - это 29,2 миллиарда рублей.

- Как формируется фонд страхования вкладов?

- Первоначально фонд формировался из двух источников: из того, что предоставило государство, и из взносов банков. Сегодня уже есть и третий источник - это доходы от инвестирования временно свободных средств фонда. Соотношение этих источников в настоящий момент такое: 76 процентов приходится на взносы банков, 22 процента - имущественный взнос государства, 2 процента - доходы от размещения свободных средств на рынке ценных бумаг. Хотя по сравнению с первыми двумя цифрами последняя смотрится достаточно скромно, это предмет нашей гордости. Достаточно сказать, что в 2005 году мы получили прибыль от размещения средств фонда в размере 1,4 миллиарда рублей и эта прибыль была перечислена в фонд страхования вкладов. При увеличении размера фонда прибыль будет расти. В первое время мы были ограничены в выборе финансовых инструментов при размещении средств. Сначала мы имели возможность инвестировать только в государственные бумаги, а их доходность, как известно, не самая большая. Но с конца 2005 года, после того как министерством финансов были утверждены критерии для корпоративных ценных бумаг, мы получили возможность вкладываться в более доходные финансовые инструменты, хотя, безусловно, при размещении для нас на первом месте стоит принцип надежности, а не доходности.

И тем не менее доходность по итогам прошлого года была неплохая - 15 процентов годовых, что сравнимо с показателями лучших паевых фондов.

- Насколько отлажена сейчас работа системы страхования вкладов?

- В декабре исполнится три года с момента вступления в силу Закона "О страховании вкладов физических лиц в банках России". Агентство образовано чуть позже - в январе 2004 года. Главный итог этих лет - стабильно функционирующая система страхования вкладов. Ее участниками являются 935 банков, отбор которых проводился Банком России. Отработаны технологии выплат страхового возмещения, формирования и управления фондом страхования вкладов, контроля за рисками системы. За небольшой период своего существования мы столкнулись уже с пятью страховыми случаями, и при этом система показала свою работоспособность. Первое, что нам дал опыт, - это убеждение в том, что все технологии были подготовлены и разработаны правильно. Второе - мы увидели на практике, что достигается основная цель системы страхования - защита интересов вкладчиков разорившихся банков.

Для этих людей термин "пострадавшие вкладчики" уже не подходит. Столкнувшись с закрытием банков, они на практике смогли почувствовать все плюсы действия системы. Мы не наблюдаем не то что признаков паники, но даже тени беспокойства среди них. Сегодня агентство уже сталкивается с "феноменом защищенности" - вкладчики не спешат забирать свои деньги, зная, что государственное агентство вернет их в любое удобное для них время.

- Как вы осуществляете контроль за рисками банков?

- В России существует орган банковского надзора в лице Центрального банка. Он осуществляет постоянный мониторинг финансового состояния конкретных банков и состояния банковской системы в целом. Мы же ежегодно делаем прогноз достаточности фонда страхования. Эта обязанность возложена на нас Законом о страховании вкладов. Оценка достаточности фонда проводится на основе математической модели, которая позволяет определить, насколько большими могут быть выплаты страхового возмещения в предстоящем году.

- В последнее время Центробанк опубликовал проекты нескольких документов, которые увеличивают прозрачность банков. Насколько они способны помочь вам в вашей деятельности?

- Речь идет о ведомстве, которое осуществляет непосредственное воздействие на банковскую систему, поэтому к нам это имеет непосредственное отношение. Первый из опубликованных документов - нормативный акт, позволяющий относить банк к определенной категории в зависимости от его состояния. При этом банки делятся на пять соответствующих групп. Второй проект касается формирования резервов на возможные потери по ссудам. И тот и другой документы для нас очень важны, и у меня не вызывает сомнений, что совершенствование этих документов будет способствовать повышению устойчивости банковской системы. Речь действительно идет о совершенствовании, потому что соответствующие документы есть и сейчас, но Банк России их очень серьезно обновляет.

- Банковское сообщество не все ваши шаги воспринимает с восторгом, часто оно выступает с критикой. Как вы с ним ведете диалог?

- Во-первых, банковское сообщество изначально поддерживало саму идею страхования вкладов - Ассоциация российских банков и Ассоциация региональных банков России были в числе активных сторонников и инициаторов этого процесса. Во-вторых, многие положения на стадии законопроекта разрабатывались вместе с ними, и, в-третьих, в своей текущей деятельности мы постоянно с ними взаимодействуем. И с той и с другой ассоциацией у нас подписаны соглашения. Эти соглашения - работающие документы, и мы их реализуем, регулярно встречаясь с представителями банковского сообщества на конференциях, за "круглыми столами" и в ходе двусторонних рабочих встреч.

Думаю, что есть ряд вопросов, по которым у нас позиции объективно могут различаться, например, в вопросе о размере страховых взносов. Понятно, что объективный интерес банков состоит в сокращении взносов. А для системы страхования, особенно в ее первоначальный период, важно в короткие сроки выйти на нужную величину фонда.

Сейчас размер страховых взносов составляет 0,15 процента от объема вкладов в квартал. Это максимальная величина, которую мы можем себе позволить в соответствии с законом. Однако развитие системы позволит в дальнейшем перейти к снижению их размера. Это подтверждается и опытом зарубежных стран, где система благополучно функционирует.

В США был период, когда совсем отказались от сбора взносов, но затем поняли, что совершили стратегическую ошибку и, к великому неудовольствию банкиров, ввели их опять. На наш взгляд, лучше эти взносы установить на минимальной планке, чем отказываться от них вовсе.

- Как банковское сообщество отнеслось к вашей законодательной инициативе о введении персональной ответственности руководства банков перед вкладчиками в случае банкротства финансового института? Кстати, на какой стадии находится сейчас этот проект?

- Мы не заметили, что эта идея воспринимается банковским сообществом "в штыки". Я бы сказал, что превалирующее мнение тех, кто уже на эту тему высказался, сводится к тому, что персональная ответственность руководителей банков - это вполне естественное явление.

Действительно, агентством были разработаны такие предложения и совместными усилиями с минэкономразвития они были облечены в форму законопроекта. Сейчас они рассматриваются на уровне министерств и ведомств - минфином, Центральным банком и минюстом. Мы надеемся, что в скором времени они будут внесены в правительство, а затем - в Государственную Думу. Существует два основных предложения. Одно касается оспаривания сомнительных сделок, совершенных банком в преддверии банкротства, а второе - технических процедур привлечения к ответственности руководителей и тех собственников банков, которые имели возможность влиять на принимаемые решения и своими действиями способствовали наступлению банкротства.

Я вполне оптимистично рассматриваю перспективу принятия этих законопроектов. Думаю, что они будут способствовать в целом повышению рыночной дисциплины, что необходимо для страны, переходящей на рыночные отношения. Это защитит в большей степени интересы клиентов банков и, в свою очередь, повысит доверие к банковской системе, что ей самой, безусловно, выгодно. Так что, в конечном счете выиграют и граждане, и предприятия, и банковская система, и экономика в целом.

- До недавнего времени вся процедура банкротства была в руках индивидуальных предпринимателей, теперь этим занимается АСВ. Что изменилось?

- Законодательством уже заложена хорошая основа для того, чтобы вновь созданный институт корпоративного конкурсного управления действовал достаточно эффективно. На мой взгляд, по определению более эффективно выполнять эти функции может организация, которая не ставит перед собой цели извлечения прибыли, а стремится к наиболее полной защите кредиторов. Если посмотреть на результаты работы индивидуальных предпринимателей, которые ранее трудились в этой сфере, то мы увидим, что цель извлечения прибыли для них смещала приоритеты. Им проще было договориться либо с бывшими собственниками, либо с группой крупных кредиторов, чтобы удовлетворить их интересы, а основная масса кредиторов оставалась вне поля интересов конкурсного управляющего.

Сейчас ситуация принципиально иная. Чтобы не быть голословным, назову несколько цифр, характеризующих эффективность корпоративного ликвидатора. Хотя тут нужно оговориться. Мы находимся только на начальном этапе этой деятельности. Так вот, по информации Центробанка, процент удовлетворения требований кредиторов до введения института корпоративного ликвидатора находился на крайне низком уровне - 8 процентов. Мы сейчас завершили ликвидацию восьми банков, а всего ведем работу по 84 банкам. В тех банках, где завершены ликвидационные процедуры, процент удовлетворения требований кредиторов составил 99,7 процента.

Наверняка будут и более сложные случаи, когда нам не удастся добиться такого показателя. Мы видим, что банки, которые нам достаются, часто "выпотрошены" - в них не остается нормальных активов. С такими банками нам еще предстоит разбираться не один месяц, а может быть, и не один год, но тем не менее тот опыт, который у нас есть, показывает, что корпоративный ликвидатор намного эффективнее индивидуального.

Ранее практически отсутствовала практика оспаривания сомнительных сделок. А ведь не секрет, что большое количество активов перед банкротством выводится неправомерными способами. Практику противодействия этому мы сейчас и нарабатываем, оспаривая сами сделки и ставя вопрос о привлечении к имущественной ответственности руководителей или собственников банков.

В ряде случаев, когда полученные нами материалы показывают, что налицо признаки преступления, мы направляем документы в правоохранительные органы. По четырем искам руководители или собственники банков привлечены к имущественной ответственности. Эти меры тоже оказывают позитивное воздействие на процесс становления в России рыночной дисциплины, что необходимо для функционирования цивилизованного рынка.

В двух случаях после завершения ликвидационных процедур мы рассчитались с кредиторами на сто процентов, и во многом это удалось благодаря собственникам, которые отнеслись к делу достаточно ответственно. Они путем вложения собственных средств обеспечили возмещение потерь кредиторам обанкротившихся банков. Я надеюсь, что подобная практика получит дальнейшее развитие.

- Ожидать ли в ближайшее время новых инициатив от вашей организации?

- Нарабатывая практику, институт корпоративного ликвидатора, безусловно, потребует каких-то законодательных новелл. Думаю, что если не к концу этого года, то в начале следующего мы выступим с определенными инициативами. А вот что касается первого нашего направления - страхования вкладов, то здесь мы уже начали действовать вместе с Центральным банком, и ряд предложений уже оформлены в виде законопроекта. Они, например, касаются защиты прав наследников, четкой корректировки реестра обязательств банка и других процедур, которые направлены на то, что права вкладчиков будут в большей степени защищены.

Еще из принципиальных инициатив - дальнейшие шаги по повышению размера страхового возмещения. Наши расчеты показывают, что уже в 2007-2008 годах уровень страхового покрытия, если оставлять его неизменным, будет приближаться к низшей отметке в 1 долю ВВП на душу населения и может опуститься ниже. Мы уже анонсировали, что в 2007 году возмещение можно повысить до 300 тысяч рублей. В итоге мы должны выйти на европейские стандарты. В Европе действует директива, в соответствии с которой всем членам ЕС предписывается установить минимальную планку страхового возмещения по вкладам на уровне 20 тысяч евро. Думаю, что в 2010-2012 годах мы имеем все возможности выйти на общеевропейский уровень. Темпы экономического роста и соответствующая динамика роста фонда страхования, надеюсь, позволят это сделать.

Андрей Евпланов (Российская Газета )
13:44 | 15 августа 2006 г.
О проектеРекламаКарта сайта