страхование Военная ипотека: на какое жилье может рассчитывать офицер
инвестиции Как оспорить кадастровую стоимость земли или недвижимости Переоценка обычно целесообразна для коммерческих объектов
кредиты Citigroup: цена на нефть вырастет на 36%
Персонажи | Личное дело | Сергей Васильев
Поиск
везде
в новостях
в аналитике
в справочнике
Версия для печатиОтправить материал по почте

Сергей Васильев

Продавец денег

Что принес "великому комбинатору" Тверьуниверсалбанка новый бизнес — купля-продажа финансовых компаний

Сергей Васильев научил российские предприятия брать кредиты в безденежной форме

Когда велосипед уже не изобретешь, нужно строить машину. Для зарабатывания денег. Так решил для себя Сергей Васильев, крупнейший акционер компании "Русские фонды" и автор некоторых из самых изобретательных финансовых схем 1990-х. Схемы он больше не строит, а покупает и перепродает финансовые компании. За последние три года Васильев приобрел инвесткомпании "Проспект", "Паллада Эссет Менеджмент" и "Монтес Аури", страховые компании "Стандарт-Резерв", "Прямое страхование" и "Солидарность для жизни". Такая активность в поглощениях — это возрастное, говорит Васильев. "Когда был молодым, казалось, что мы все разовьем сами, — рассуждает он. — Cейчас уже как-то лень развивать, хочется купить готовое". А при удобном случае — сбыть. Из перечисленных фирм Васильев не продал пока только "Палладу". Чтобы понять, что сейчас влечет главу "Русских фондов", нужно знать, от чего это он так устал.

Ночь перед экзаменом

Имя и фамилия у инвестбанкира Васильева распространенные. Не всякий с ходу вспомнит, что это тот самый выпускник МФТИ Сергей Васильев, который в середине 1990-х возглавлял московский филиал мощного тогда Тверьуниверсалбанка. Вообще-то Александра Козырева, президент ТУБа, хотела поручить создание московского филиала выходцам из ЦБ и Внешторгбанка. Но приятель Васильева Сергей Иванов оказался племянником заведующей филиалом ТУБа в Вышнем Волочке. "Она сказала, что у нее в Москве племянник, очень хотят с друзьями работать в банке, только опыта не имеют, а все ребята толковые, — вспоминает Козырева. — Так мы и встретились".

Горящие глаза молодых физиков Козыреву впечатлили, а их "офис" — комнатка в горкоме комсомола в Колпачном переулке — не испугал. Козырева попросила их написать программу действий в филиале — "без сантиментов, а по пунктам" и еще — "определиться между собой, кто из них все-таки лидер".

Для Васильева поручение стало продолжением недавних экзаменов. "Я не знал о банках вообще ничего, — говорит он. — Вечером записался в библиотеку Госбанка на Неглинной, взял толстенную книгу по банковскому делу и просидел в библиотеке почти до утра". К рассвету специалист по аэродинамике узнал много новых слов, и вся компания отправилась в Тверь на электричке. Программа (длиной в страничку) произвела фурор. "Все было написано так просто и четко, что я тут же разослала программу во все филиалы в виде приказа — чтоб знали, что делать", — говорит Козырева. Представившийся лидером Васильев был тут же назначен директором филиала.

Решение "дилетанта"

Главными проблемами в бизнесе начала 1990-х были нехватка денег (отсюда обилие бартерных сделок) и скорость банковских платежей (из одного банка в другой деньги могли идти и неделю, и месяц). Другим банкам эти проблемы отравляли жизнь, а Васильев сделал на них бизнес.

До прихода Васильева в ТУБ все платежи между банками совершались через их корсчета в расчетно-кассовом центре Центробанка. Очевидцы вспоминают, что платежки лежали в РКЦ мешками, а сотрудники ЦБ создавали частные фирмы по разбору этих завалов. При этом закон разрешал банкам открывать корсчета друг у друга — так просто не делали. ТУБ создал Межбанковский расчетный центр, которым руководил нынешний президент Транскредитбанка Сергей Пушкин. В IT-подразделении МРЦ работали 300 человек. Технология позволила не только проводить платежи день в день, но и делать клиринг (взаимозачет), что было очень удобно для банков, играющих на курсе рубль/доллар. Ведь иногда за день дилеры двух банков могли совершить друг с другом 20 сделок, а через ТУБ можно было рассчитываться не по каждой, а по общему результату. Неудивительно, что к 1995 г. в МРЦ было открыто более 1000 корсчетов банков.

Тем, как Васильев решал проблему нехватки денег, он гордится до сих пор: "Мы первые додумались, что для того, чтобы дать кредит, не нужны деньги. Мы давали кредит собственными векселями — например, на полгода семимесячным векселем". Оставалось найти заемщика, который через полгода точно все вернет — тогда еще через месяц банк без проблем погасит вексель. Клиенты потянулись в ТУБ: ставка по вексельным кредитам была 35% годовых, а за "нормальные" деньги нужно было платить до 60%. Векселя ТУБа принимал даже госбюджет; с них началась государственная вексельная программа, по которой впоследствии назначили еще несколько банков-агентов. Однако быстрорастущий банк не рассчитал рисков и в 1996 г. лопнул.

"Конечно, в те времена к управлению ликвидностью мы подходили несколько вольно, — признает сейчас Васильев. — Нам западные консультанты задолго указывали, что все наши остатки в МРЦ — "овернайты", деньги, за которыми клиент может прийти завтра". Банкиры консультантов не поняли — "у нас уже три года эти остатки, и все время только растут". Перед президентскими выборами в 1996 г. банки начали обнулять корреспондентские счета в МРЦ ТУБа, совет которого тогда возглавлял обладавший прочными связями с КПРФ экс-премьер Николай Рыжков. "Все вдруг изъявили желание обнулить свои счета в ТУБе", — вспоминает Сергей Пушкин. Для затыкания дыры в ликвидности нужно было $100 млн. Козырева нашла эти деньги. Ей отказал Центробанк, зато согласился помочь "Империал" — под залог облигаций Минфина на $400 млн. Однако лицензию у Тверьуниверсалбанка отозвали на следующий день после объявления итогов первого тура выборов (тогда Ельцин и Зюганов вышли во второй тур).

Чувство долга

После ухода из ТУБа Васильев не сразу начал собственный бизнес, а принял предложение Владимира Потанина поработать в банке МФК: "Я все-таки себя воспринимал менеджером, а не хозяином". У него ведь и в ТУБе не было акций. Вместе с Васильевым в МФК пришел весь вексельный центр ТУБа. Из костяка команды остались двое — Константин Бейрит и Сергей Иванов. Самым громким проектом были агрооблигации. "Была задолженность субъектов федерации перед Минфином — за ГСМ, прошлые налоги, — объясняет банкир, работавший тогда с Васильевым. — Вице-премьером был Потанин, который сказал: есть в МФК хороший парень, который подскажет, что делать". Васильев подсказал превратить эти долги в облигации субъектов федерации, Минфин стал владельцем облигаций и продал их на рынке. Так страна получила рынок долгов.

Организованный министерством тендер на выпуск облигаций выиграл, конечно, МФК. Банк продал 3-5-летних облигаций примерно на $1 млрд. Погашения большинства облигаций инвесторы не дождались — наступил 1998 г. Кризис подтолкнул банкира начать собственный бизнес. "Русские фонды" появились в апреле 1999 г. Доли Васильев и его партнеры (те же Бейрит и Иванов) не раскрывают, Васильев лишь подтверждает, что его доля немного больше, чем у остальных. Поначалу они скупали агрооблигации — уже дефолтные — по бросовым ценам, а потом договаривались с властями о реструктуризации. За первый год заработали около $3 млн. Для нового бизнеса в послекризисный год — отличный результат. Раскрутившись, партнеры занялись скупкой чужих перспективных бизнесов.

Скупка

В 1999 г. Васильев и его партнер — перуанец Виктор Уако — купили 56% интернет-холдинга "Рамблер": "Была всеобщая интернет-истерия, вот и купили". Однако в 2001 г., с началом кризиса в интернет-индустрии, Уако продал свою долю другому акционеру "Рамблера" — Юрию Лопатинскому, и "Русские фонды" остались с миноритарным (примерно 30%) пакетом. "Можно было бороться, решения блокировать, но зачем?" — спрашивает Васильев. Он продал Лопатинскому cвою долю, в итоге проект в 1999-2003 гг. принес "Русским фондам" всего 5% годовых на вложенные деньги. В конце октября 2006 г. медиахолдинг "Проф-Медиа", контролируемый Владимиром Потаниным и Михаилом Прохоровым, заплатил за контроль над "Рамблером" (48,8% акций плюс опцион на 6%), по оценкам аналитиков, около $230 млн.

Бывший банкир стал инвестировать в активы, которые ему хорошо понятны: брокерский бизнес, управление активами и относительно новые для группы страхование и пенсионные фонды. В 2003 г. Васильев приобрел инвесткомпанию "Проспект". Источник, близкий к сделке, говорит, что за "Проспект" заплатили $6 млн. Васильев отказывается подтвердить цифру. "Это была серьезная для нас сумма, но я поставил на то, что рынок даст возможность хорошо заработать", — говорит он. По его словам, уже по итогам 2004 г. инвестиция окупилась. Продавший "Проспект" Михаил Винчель в конце 2004 г. не пришел на корпоративную вечеринку компании. Вместо него вечер украсил "сюрприз от господина Винчеля" — стрип-танцовщицы высшего класса, несколько раз за вечер снявшие с себя все до нитки, что выглядело символично.

В 2005 г. Васильев купил инвестиционно-банковский бизнес группы "Гута" — УК "Монтес Аури". Как это удалось? Ведь большая часть бизнеса "Гуты" вместе с Гута-банком досталась государственному ВТБ. Глава "ВТБ 24" (новое имя Гута-банка) Михаил Задорнов рассказывал , что представители "Гуты" предлагали купить и "Монтес Аури", однако названная цена компании показалась госбанкирам завышенной. "В тот момент ВТБ просто не был готов к приобретению в силу внутренних организационных проблем, — высказывает свою версию Васильев. — Не было команды, конкретных планов в управлении активами". Владельцы "Монтес Аури" Артем Кузнецов и Юрий Петров — старые друзья Сергея Васильева, и он сумел договориться с ними о цене.

Осенью 2005 г. "Русские фонды" завершили еще одну громкую покупку — старейшей управляющей компании "Паллада Эссет Менеджмент" (пять ПИФов, объем активов в управлении — около 1,8 млрд руб.). Поглощение получилось проблемным. Сделка, говорят на рынке, совершалась так быстро, что "Русские фонды" не успели толком провести due diligence и получили компанию с меньшими активами, чем заявлял продавец. Ушла команда: первый замгендиректора Лилия Курпяева, управляющие фондами акций и облигаций — Руслан Буслов и Иван Гуминов. Менеджеры надеялись выкупить 11% акций "Паллады", но Васильев не стал дробить только что купленный пакет: "Им, видимо, что-то обещали прежние владельцы, но не я".

Ситибанк, распространявший паи фондов "Паллады", рекомендовал своим клиентам воздержаться от покупки этих паев. Буслов утверждал, что банк даже активно предлагал клиентам погасить уже приобретенные паи. Переписка с "Сити", по словам Васильева, продолжается и сегодня, но это лишь слова: если бы бизнес с "Палладой" был интересным, американцы давно бы заключили новый договор. В "Палладе" уже почти год говорят о переговорах "с другими сетевыми агентами", однако о результатах не слышно.

"Сетей пока нет, но это не значит, что планы изменились, — говорит гендиректор "Паллады Эссет Менеджмент" Константин Виноградов. — В этом году мы провели ребрендинг "Паллады", изменили инвестиционные декларации фондов. Вся эта бюрократия требует времени, и пока мы ее не закончили, неразумно было заключать договора с банками". Финансовые показатели "Паллады" пока скромны: за первые девять месяцев 2006 г. стоимость чистых активов фондов, находящихся под ее управлением, выросла с 255 млн руб. всего до 257 млн руб.

Последнее направление развития — страховой бизнес, куда Васильев пришел в начале 2004 г., создав пополам с голландским финансовым холдингом TBIH консорциум "Ти Би Ай Эйч Русские фонды". Покупки не заставили себя ждать. В том же году партнеры приобрели блокпакет страховой компании "Солидарность для жизни" (к концу 2005 г. довели пакет до контрольного), входящей в тройку лидеров по обязательному медицинскому страхованию, а в апреле 2005 г. — контрольные пакеты СК "Стандарт-Резерв" и "Прямое страхование". "Стандарт-Резерв" входит в первую десятку автостраховщиков. Автомобили страхует и "Прямое страхование", но по другой технологии: работает, например, только с опытными водителями, предлагая им тарифы ниже рыночных.

Распродажа

О важности страхового бизнеса для его инвестиционного дома Васильев говорил в конце прошлого года. А в начале сентября этого года все страховые активы "Русских фондов" были проданы "группе стратегических инвесторов", представленных Банком Москвы. "Всем активам есть цена, — объясняет Васильев изменения в своей политике. — Если рано или поздно предлагают цену, которая разумна, ты соглашаешься". Тем более что у владельцев "Русских фондов" не было четкого представления о том, как развивать страховой бизнес. "Поскольку Сергей Васильев на тот момент не был профессионалом в страховании, он не мог ставить задач по конкретным продуктам, по их параметрам, — вспоминает гендиректор "Стандарт-Резерва" Виктор Юн. — Он хотел, чтобы мы двигались в регионы. За тот год, что он был акционером, мы пришли примерно в 20 новых для нас регионов".

Кстати, проблемной оказалась и эта сделка — сейчас у "Стандарт-Резерва" приостановлена эмиссия, которую выкупили новые акционеры. "Эмиссия не зарегистрирована, но вопросы Росстрахнадзора к нам в основном технические, думаю, в течение двух недель вопрос с регистрацией допэмиссии будет решен", — уверял Юн на прошлой неделе. Вообще, Васильев очень вовремя продал страховщиков. Буквально через две недели после сделки Федеральная служба страхового надзора приостановила действие лицензии "Прямого страхования" (компания предлагала полисы автокаско примерно на 30% ниже рынка).

Компания Kardan N. V., основной акционер TBIH, официально сообщила, что получила за акции российских страховщиков $33 млн. Очевидно, столько же выручили "Русские фонды" — равный партнер. За эти деньги Васильев намерен заполнить образовавшийся в его группе "страховой вакуум". "Есть несколько кандидатов, которых мы активно смотрим. Те несколько лет, которые мы провели в "Стандарт-Резерве", дали хороший урок в понимании внутреннего устройства бизнеса, того, какие показатели и коэффициенты действительно важны для регулирования бизнеса". Что за коэффициенты, Васильев, конечно, не говорит, а смотрины проводит среди "московских страховщиков с развитым бизнесом". В конце сентября он продал и объединенную инвесткомпанию "Проспект-Монтес Аури" — "консорциуму инвесторов под руководством Внешторгбанка". Сделка, по словам Васильева, прошла по нижнему порогу (в окружении Васильева называют цифру $5 млн). "Мне важны не только деньги, но и судьба "Монтес Аури", — утверждает бывший владелец. — Все, что мы покупали, а потом продавали, ждала хорошая судьба". ВТБ уже переименовал "Монтес Аури" в "ВТБ Управление активами". Гражданам предлагаются четыре ПИФа, пенсионным фондам — управление активами.

Распродав почти все приобретения последних лет, Васильев, однако, не оставил своей прежней идеи построить собственный финансовый холдинг.

#ot#Куда "Русские фонды" вкладывают деньги пайщиков своих многочисленных фондов? Самый яркий пример — недвижимость. Всего группа вложила в нее около $300 млн — микрорайон в Бутово, несколько домов на "Кропоткинской", бизнес-центр в Москве, торговый комплекс в Питере. Новая, как выражается Сергей Васильев, фишка — офисы класса А в городах-миллионниках. Сейчас компания достраивает такой в Ростове-на-Дону. Там же она участвует в финансировании строительства жилого комплекса "Русский авангард" по проекту голландского архитектора Эрика Ван Эгераата.

Когда-то одной из причин краха ТУБа стали вложения коротких денег в недвижимость, в том числе в огромный современный офис банка в Твери и особняк недалеко от Патриарших прудов — там сидело руководство московского филиала. В 1996 г. особняк достался одному из кредиторов, а прошлой осенью его купил Банк Москвы. Один из кабинетов занимает Васильев, который, по его словам, "всегда помнит, что бывает, если вложить в недвижимость слишком много".#/ot#

Арка в прошлое

Из хорошо знакомых ему ниш Васильев пока не инвестировал только в банки. Все может измениться. В конце 2005 г. "Русские фонды" консультировали своего партнера по страховому бизнесу — TBIH — при покупке 50% акций сибирской группы "АРКА-Финанс" (более 400 точек обслуживания в 140 городах Урала и Сибири). Группа занимается потребкредитованием (в нее входит и банк — "Региональный кредит"), на сегодня через нее выдано потребкредитов более чем на $176 млн, из них $26,4 млн — "Региональным кредитом". "У нас есть опцион на покупку оставшихся 50%", — утверждает Васильев. Он согласен, что потребкредитование в регионах — очень перспективный сегмент. Почему же тормозит с реализацией опциона? "Чтобы банк был успешным, в него нужно будет вкладывать", — намекает Васильев. Cама TBIH пообещала вложить в приобретение $125 млн, а пока увеличила уставный капитал банка на 210 млн руб. "Русские фонды" в допэмиссии не поучаствовали. Но сейчас, как говорит Васильев, совместно с TBIH он присматривается к одному московскому и двум региональным банкам.

По всем направлениям, где Васильев за последние два года делал относительно недорогие покупки, действительно наблюдается бурный рост. Стоимость активов его группы достигла почти $200 млн, собственные средства составляют $56 млн, клиентские — около $500 млн. Прибыль "Русских фондов" за первое полугодие 2006 г. — около $12 млн, а по итогам года, как прогнозирует Васильев, достигнет $42 млн.

Тем временем воскрес и Тверьуниверсалбанк, обязанный своей былой славой команде Сергея Васильева. Президент ТУБа Александра Козырева говорит, что и она делает ставку на потребкредитование. Только прибыль возродившегося ТУБа пока не идет в сравнение с достижениями "Русских фондов" — $500 000 за первое полугодие 2006 г.

Наталия Орлова (SmartMoney)
14:46 | 22 ноября 2006 г.
О проектеРекламаКарта сайта